Топ-100

Киевский режим усиливает репрессии против православной Церкви

В конце ноября режим Зеленского усилил преследования канонической Украинской православной церкви. Разбираемся, кто виноват и почему так происходит.
Публикация: 01.12.2022
Обыск в Киево-Печерской Лавре 22 ноября 2022
Обыск в Киево-Печерской Лавре 22 ноября 2022

Без страха перед Богом и совести

Преследования канонической православной церкви всегда были среди внутриполитических приоритетов киевского марионеточного режима. С началом военной спецоперации России киевским упырям было одно время не до этого, но вот, вспомнили.

Упыри идут в атаку

Ранним утром 22 ноября 2022 СБУ, Нацгвардия и Нацполиция совместно нагрянули в один из главных оплотов русского православия – Киево-Печерскую Лавру. Одетые в камуфляж с закрытыми лицами боевики допрашивали священников, вскрывали служебные помещения, рылись в церковных книгах. Свыше 50 монахов были насильно подвергнуты процедуре проверки на «детекторе лжи». В итоге нашли старые газеты и журналы российского издания, наличные деньги – якобы, «2 млн гривен, свыше 100 тыс. долларов США и несколько тысяч российских рублей». Всё это, разумеется, могло быть и подброшено, что практикуется на Украине давно и повсеместно.

Позже пресс-служба СБУ официально подтвердила, что мерзавцы кошмарили монахов для:

недопущения использования Лавры как ячейки русского мира; проверки данных об использовании помещений УПЦ для укрывательства диверсионно-разведывательных групп, иностранных граждан, хранения оружия и т.п.; обеспечения безопасности населения от провокаций и террористических актов.

обыск в Кирилло-Мефодиевском монастыре
Обыск в женском Кирилло-Мефодиевском монастыре в Мукачево Закарпатской области 30 ноября 2022.

Истинная причина указана самой первой. Это, конечно, звучит дико в современном мире, но русофобия с нацистским душком – это официальная государственная идеология Украины. А все остальные фантазии про диверсантов, оружие и террористов – как раз для того, чтобы эту дикость хоть как-то замаскировать.

Чтобы ещё сильнее унизить православных верующих и священнослужителей, СБУшники решили поглумиться даже над женщинами-монашками. 30 ноября 2022 СБУ провела аналогичные мероприятия по запугиванию в женском Кирилло-Мефодиевском монастыре в Мукачево Закарпатской области.

ПЦУ – это комиссары в рясах

Установившийся в Киеве манипулятивный тоталитарный режим силами пропаганды мощно внушает своим гражданам идею о том, что они «свободны». И под этой шумовой завесой лишает их остатков реальных гражданских прав и свобод. В демократическом правовом государстве каждый гражданин выбирает какому Богу ему молиться и в какой храм ходить. Согласно Всеобщей декларации прав человека каждый человек «имеет право на свободу мысли, совести и религии». Но это совсем не украинская история.

Для канонического православия наступают самое тяжелые испытания.

На потребу русофобскому режиму была создана раскольническая ПЦУ – структура больше нацеленная на политическую пропаганду, нежели на удовлетворение духовных потребностей верующих. Никакого отделения церкви от государства – ПЦУ это фактически политуправление, замаскированное под церковь. Их главная задача – разжигание ненависти к России и русским.

Но даже полностью русофобская, политизированная, раскольническая ПЦУ тоже не может претендовать на официальную церковь на Украине. Роль ПЦУ – вытеснить раскольническую же УПЦ Филарета и каноническую УПЦ. После этого уберут и её. Ибо даже в таком виде искалеченном виде это всё равно религия, а идеология киевского режима совершенно явным образом основана на её противоположности.

УПЦ: оппортунизм как ложный выход

То, что русофобия при Зеленском окончательно оформилась в стержень государственной политики, ни для кого не секрет. А вот вопрос обоснованности обвинений Украинской православной церкви в русофилии – интересный. Дело в том, что в украино-российском конфликте УПЦ сразу и безоговорочно приняла сторону киевского режима. Уже 24 февраля 2022 митрополит Онуфрий выступил со следующим обращением:

Отстаивая суверенитет и целостность Украины, мы обращаемся к Президенту России и просим немедленно прекратить братоубийственную войну.

На День незалежности 22 августа 2022 он же участвовал в торжественных мероприятиях вместе с президентом Зеленским. Что же касается рядовых священников УПЦ, то они не раз были замечены не просто в моральной поддержке ВСУ, но даже в оказании им военной помощи. Как, к примеру, клирик Одесской епархии протоиерей Илья Манита, тратящий деньги прихожан на приобретение бронежилетов для украинских бойцов.

Онуфрий и Зеленский
Ради выживания предстоятель канонической УПЦ делает всё возможное, но это иллюзия - со своим палачом примириться нельзя.

Принцип отделения государства от церкви не работает и в случае канонической УПЦ. Несмотря на все гонения со стороны властей, иерархи этой церкви никогда не помышляли ни о каком сопротивлении. Наоборот, как и «Оппозиционный блок», они выбрали путь оппортунизма, наивно пытаясь встроиться в систему.

Запрет УПЦ на Украине – дело времени

Киевские упыри и стоящие за ними западные кураторы отлично понимают, что каноническое православие уже самим своим существованием угрожает их режиму, сатанинскому по своей сути.

Несмотря на то, что УПЦ никогда не подчинялась Московскому патриархату и всегда была самостоятельной структурой, националистически настроенные журналисты на Украине злонамеренно прилепили ей приставку МП (Московского патриархата). Они клеветали на каноническое украинское православие весь период уродливой украинской независимости. Но по сути где-то были правы: в православном мире существует единство канонических церквей, благодаря которому УПЦ – это естественный духовный мост между Украиной и Россией. А любые связи между двумя странами, согласно нынешней внутриполитической доктрине киевского режима, подлежат безусловному уничтожению.

Поэтому жизни православному духовенству при этом режиме в любом случае не дадут. Фракция «Европейская солидарность» уже внесла на рассмотрение Рады законопроект, которым предлагается полностью запретить «деятельность религиозных организаций и учреждений, входящих в состав или признающих в какой бы то ни было форме подчиненность РПЦ» – читай: УПЦ.

Первый вице-спикер парламента Ирина Геращенко заявила, что «давно было понятно», что в Киево-Печерской Лавре сформировалось «антиукраинское кремлевское гнездо, не имеющее ничего общего с религией и церковью». Всё верно: в перевёрнутом мире укронацистов оплот православия с религией и церковью ничего общего не имеет, зато раскольники из ПЦУ, молящиеся за убийство «ватников», «сепаров» и прочей «русни» - самая правильная церковь.

Пассивность РПЦ

Очень странную позицию в этом конфликте заняла Русская православная церковь. Вместо того, чтобы всячески поддерживать свою украинскую церковь-сестру, делает вид, что ничего не происходит. В это смысле показательно заявление заместителя главы Всемирного русского народного собора, первого проректора Российского православного университета Александра Щипкова, которое он сделал в связи с вышеупомянутыми обысками в Киево-Печерской Лавре.

В религиозном понимании Церковь – это богочеловеческий организм, а верующие – члены этого организма. Можно отобрать здания, поставить верующих вне закона, загнать в гетто, но невозможно запретить молиться, невозможно запретить верить, невозможно насильно изменить религиозное церковное сознание миллионов православных людей, проживающих на Украине. А эти люди и есть Церковь.

На Украине реализуется сценарий тотального уничтожения канонической православной церкви.

За витиеватой риторикой – традиционное российское нежелание что-то делать, которое маскируется каким-то фаталистичным оптимизмом. Дескать, пусть укронацисты заберут все храмы (которые православные люди строили совсем не для них) и уничтожат УПЦ как структуру, люди всё равно будут молиться дома втихаря правильному Богу, и это главное.

Как же это похоже на извечное «никуда Украина не денется», которое мы слышали от российских политиков с 1991 года. Этим они неизменно оправдывали отсутствие российской «мягкой силы» на украинском направлении. Результат разгребают сейчас военные. В РПЦ никаких выводов из этого, судя по всему, так и не сделали.